POST-OP: ВОТ ТАК И ЖИВЕМ!термины, принятые в научной литературе для определиния транссексуализма сайт создан для FtM транссексуалов как таковых

:: Редактор - Stalker: stalker_editor@hotmail.com ::


ЛИЧНАЯ ИСТОРИЯ ЧУКЧИ

Нам было по двенадцать. (Эх, будь я натуралом, дождался бы и возраста, и свадьбы...) Она не против. Я - Д'Артаньян, она - Констанция, я - Грэй, она - Ассоль... Играем? (Ну, долго еще играть-то будем? Я же вижу, что ты того же самого ждешь) Ну, вот. А ты девушка с правилами! Каждый раз пускаешь чуть-чуть дальше и... стоп на сегодня! Ну, как хочешь. Только к чему твои многозначительные шутки? (Трудно объяснить девушке, кто я такой? Да нечего тут объяснять. Все ж было ясно с первого взгляда! Она все понимает. Даже слишком. Даже можно бы и поменьше понимать: не очень-то приятно осознавать в 12 лет, что иголку с твоей жизнью держат на ладони).

Мы и потом встречались не раз. Когда я оказывался один, когда она была одна (не дадим умереть друг другу?). Мне 12... 13... отсчет, как мина с часовым механизмом. Скорее! Скорее, пока я еще похож на что-то, пока не дала о себе знать благоприятная наследственность мамы-красавицы.

Их было много. Двенадцати- и пятнадцатилетних, и тех, кому за двадцать и больше... И ведь никому не приходилось ничего объяснять! И все относились нормально. Эх, не о том я мечтал. Пределом моих мечтаний была такая картинка: я на диване перед телевизором, под боком - законная жена (одна, постоянная, на всю жизнь), во рту кусок пирожного, и никто никуда не торопится и ни от кого не прячется.

Одна из знакомых нашей семьи (назовем ее Маша), лет на восемь старше меня, в ответ на мое откровенное предложение смотрит так, виновато:
- Я с женщинами пробовала, но сейчас не хочу. И, вообще-то, я не лесбиянка.
- Я тоже.
- Да? Ну, просто, не надо.
- Хорошо.

Пришел к ней в общагу. Посидели, выпили. Одна девушка сразу согласилась. То есть, не говорила ничего, а просто предоставила мне делать все, что захочу. Другая все мужа боялась:
- Он же за стенкой, вдруг войдет!
- А мы скажем, что я тебе прыщик давлю. Я ж вроде как девчонка.
- Ты что, не поверит!
- Что прыщик?
- Что ты девчонка!

И верно, сложности были всегда. Даже с теми, кому меня представляли как лучшую подругу. К шестнадцати я утвердился во мнении, что у большинства женщин очень странные представления о морали: спать с трансом - пожалуйста, с превеликим удовольствием, а вот серьезные отношения... На все ответ: "Мне же надо будет устраивать свою жизнь". Может, все дело в том, что мне еще лет мало? Ну, что поделаешь, если с младшими чаще всего мне скучно было, а ровесницы о серьезном еще не думали вообще! На дискотеку один раз в жизни ходил, уже во взрослом возрасте, девушку водил. Короче, привык, что с девушкой переспать входит в мои прямые обязанности, наряду с цветами и конфетами. А уж более глубокие отношения... Ну, это если повезет, она может представить меня своим другом, и то лишь там, где можно меня без риска выдать за натурала. Не устраивало меня конспиративное положение. Многого хотел? Возможно.

С Настей встретились в училище. И ей и мне пока семнадцать.
- Тебе никто не говорил, что ты похожа на Софи Лорен?
- Говорили. Только, по-моему, она не красивая.
- Да, ты лучше. У нее лицо ассиметричное.

Один вечер почитал ей свои стихи. Она сидит, плачет.
- Я тебя обидел?
- Нет. Но я теперь все поняла. И как ты на меня смотрела. И вообще...
- Можно тебя попросить? Не обращайся ко мне больше в женском лице, ладно?
- А тебе не будет это неприятно?
- Нет, наоборот! (К слову сказать, имя у меня такое, что менять не пришлось).

Опять маленькая хитрость: я ее напоил холодным чаем с сиропом, и, что самое интересное, она опьянела . Ну, не сразу это случилось, а месяца через два после первого знакомства. Надо отметить, что Настя была воспитана в большой строгости: домой не позже девяти, у подруг не ночевать, мини-юбок не носить. При ее веселом, жизнерадостном характере (настоящая блондинка за углом) тяжелехонько! Я ей сказал:
- Хочу, чтобы ты была моей.
- Но я же и так твоя.
- Ты меня любишь?
- Конечно, люблю.
- Тогда я хочу чтобы мы с тобой спали вместе.

Настя хитро щурится :
- Вместе в одном доме? В одной комнате? В одной постели? А зачем?
- Ну, ты же понимаешь, чего мне хочется. А тебе, разве, нет?

И хочется, и колется, и мама не велит...
- Понимаешь, у меня ведь ни с кем этого не было.
- Вот и попробуй, тебе понравится. Или ты предпочитаешь, чтобы это сделал кто-то другой? Ведь мы же собирались быть вместе, как муж и жена.
- А где мы возьмем ребенка?
- Усыновим.
- А я хочу сама родить.
- Пожалуйста. Но тебе не кажется, что раз уж родным отцом нашего ребенка мне не стать, то я могу претендовать хотя бы на лишение тебя девственности?

В общем, не виноватая я, он сам пришел... Потом тоже было. Но недолго. А потом все замечательно. Но в строгой тайне от родителей (от ее, а не моих). Милая моя Настенька! Прости, стерва ты жуткая, но по гроб жизни тебе благодарен: ведь это ты принесла мне тогда эту статью "13 шагов". Я не поверил. Не в то, что это возможно, а в то, что в нашей, тогда еще советской, державе подобное разрешат. Опасения оказались не беспочвенными. Начав эпопею хождения по врачам в 18 лет, разрешение получил только в 23. За это время успела выйти замуж за натурала моя Настя (одно из наших обручальных колец, самых тоненьких, дешевеньких, купленных на две мои стипендии и деньги за практику, до сих пор у меня. Я знаю, Настенька, ты хотела литой перстень с бриллиантом! Ну, что поделаешь, надо было мне это понять еще тогда, когда ты предпочла корзину роз, сворованных мной на дачных участках, скромной гвоздичке какого-то влюбленного в тебя паренька).

Настя отрезала хвост по частям :
- Я фиктивно выхожу замуж, ему надо ехать за границу, а мне надо разменяться с родителями.
- Так срочно?
- Да, я больше с ними не могу! И ты же знаешь, они никогда не позволят нам с тобой быть вместе.

(Чего мы только ни придумывали, даже участки себе купили в дальнем садоводстве, чтобы там встречаться, и по путевкам на горных лыжах катались... и везде ссорились. И мирились. И бросали в лицо друг другу оскорбления, и умоляли друг друга простить в последний раз).

- Настя, но ты уже взрослая, разменяйся с родителями, у меня есть комната. Мы сменяем эти две комнаты на другой район города, и они тебя никогда не найдут.
- Найдут. Ничего, я скоро разведусь. От него мне будет проще уйти к тебе, чем от мамы.
- Ладно. А спать ты с ним не будешь?
- Нет. Это же все фиктивно.

Через некоторое время:
- У меня будет ребенок.
- Ты еще не передумала ко мне?
- Нет. Нам ведь нужен ребенок. ("Как ей тяжело, какое самопожертвование! - подумал я, - Она избавила меня от трудного выбора, все решила сама. Что значит моя боль в сравнении с ее болью! Каково-то ей было в постели с нелюбимым!")
- Да, нужен.

Она заплакала.
- Не плачь, Настя, тебе сейчас нельзя нервничать.

Прошло еще полгода.
- Кто у тебя? Кричи громче, я не слышу!
- Девочка!
- Здорово! Что тебе принести?
- Ничего! Этот все принесет!

Ну вот, могла бы и не говорить. Настя недоумевает: "Я же как лучше хочу! Зачем тебе деньги тратить? Ты лучше копи, мы потом мебель купим."

Она приходила на свидания все реже. Потом: "Ты извини, наверное, я с ним останусь. У нас ведь с тобой нет будущего." Ах ты, елки! Зачем было все начинать? "Настя, но почему именно сейчас, когда у меня приняли, наконец, документы на обследование, когда появился шанс? Я бы понял, без вопросов, пару лет назад, когда мне ничего не светило. Я бы понял потом, если бы результаты тебя разочаровали. Но почему теперь?!" Ответ был прост: "Перестань меня мучать! И вообще, у тебя комната, а у него квартира. Ребенку надо..."
- Ну, что ж, будь счастлива!
- И ты тоже, ладно?

Ох, как хотелось сказать, что ни за что не буду, что, мол, ты в ответе за тех, кого приручила, но некрасиво как-то... А с разрешением у меня через месяц застопорилось, опять пошла круговерть по кабинетам. Встретил девчонку. Звали ее, скажем, Лера. Вернее, не встретил, у друга отбил. Поцапались мы с ним на этой теме крепко. Хотя отбивать-то, вроде, и не собирался. Просто период у меня такой был тогда: вышел на тропу охоты. Да с другом-то мы после помирились. Он мне сам сказал, что негоже нам из-за шалавы ссориться (человек большую часть сознательной жизни в зоне провел, дружбу ценить умеет).

А она, кстати, и не шалава была: девочка шестнадцатилетняя, по глупости из дому сбежала. Что в первую же ночь сама ко мне в постель полезла, так то не от развратности, а от неопытности (наплела, что у нее сотни мужиков были, а сама девственница оказалась. Вот и вела себя так, как, ей казалось, опытные женщины себя ведут). О побеге ее я только наутро узнал:
- Так родители не знают, жива ты или нет? Быстро звони домой!
- Я туда не поеду. Я с тобой хочу остаться.
- Понимаешь, Лерочка, я тебе должен кое-что сказать... Когда мы с тобой сегодня ночью... ну, ты понимаешь... ты не заметила ничего необычного?
- Нет. А что?
- Но тебе хорошо было?
- Хорошо (краснеет).
- Даже не знаю, как тебе это объяснить... У меня есть проблемы с физиологией.
- Говори как есть, я будущий медик, я пойму.
- Ну, хорошо, Лера. Я - транссексуал. Ты знаешь, кто это такие?

Лера (растерянно):
- Знаю...
- У меня еще не сделана операция по перемене пола, но я очень надеюсь ее сделать, понимаешь?

Лера молчит, как язык отнялся. Смотрит на меня с болью и ужасом.
- Ну? Что ты теперь скажешь?
- Я... я чувствую себя как ребенок, которому дали конфету, а она оказалась пустая!
- Вот видишь, я виноват перед тобой, Лера, что не сказал тебе все сразу. Но ты действительно вела себя так, что мне и в голову не пришло, что я у тебя первый, а когда понял, уже поздно было... Но ты не думай, не все такие подлецы, как я. Ты вырастешь, встретишь хорошего человека, родишь ребенка... Сейчас ведь это ничего, сейчас мало кто девственницей замуж выходит, да и скрыть это можно...
- Ты! Ты меня обманул! - Лера забилась в истерике, - Я думала, я надеялась, что у нас все будет хорошо, что мы поженимся и будем счастливы! А ты... Зачем ты хочешь стать женщиной?!

Тут настала моя очередь выпадать в осадок. Ну, мало-помалу все выяснили.
- Ну так что? (смотрит на меня глазами Бесприданницы ) Жена я тебе теперь или нет?
- А родители твои как на это посмотрят? Вот что, не знаю, что они скажут, и что ты сама решишь, но сейчас мы с тобой садимся на электричку и едем к ним. И без фокусов, ясно?

Тут же роковая женщина превращается в набедокурившую школьницу. О, Господи, связался черт с младенцем!
- А ты от меня не откажешься?

(Ну, конечно, она боится, что я сейчас просто сдам ее маме с рук на руки: вот, получите свое чадо и больше не выпускайте. А что, в самом деле? Двадцать три года, время жениться. Девочка-то неплохая : добрая, симпатичная, даже очень, взбалмошная немного? Так это пройдет. Опять же, шестнадцать лет всего, под себя еще воспитать можно. Все как в лучших традициях девятнадцатого века. И главное, ведь схитрить не сумеет, насквозь ее видно! А родителей просвещать повременим).

Классные у меня тесть с тещей оказались! Эх, всем таких желаю! Короче, хорошо все. Живем мы с Лерочкой у меня дома. В квартире уже. Но разрешение мне все еще не светит, никаким боком (время такое было). Лера, к чести ее будь сказано, несмотря на то, что выросла в очень богатой по тем временам семье, оказалась совершенно неизбалована в материальном смысле. Видимо, родители в узде держали. Через полгода стал я подумывать: что дальше-то делать? Ну сейчас мы не регистрируемся, понятно, она несовершеннолетняя. А потом что я скажу? Хотя Лерочка моя премудрая родителям все уши прожужжала, что надо будет ей разрешение на свадьбу со мной до ее 18-ти. Ну куда тебе разрешение, когда я еще своего разрешения не получил, А? Нет, не понятно, видать. А вообще-то, совесть меня заела просто. Мама ее все говорила: "Ну кого ты себе нашел! Она ж глупая, ты себе такую принцессу найдешь!" А тесть говорит: "Не спешите вы расписываться, поживите так для пробы. А там уж поглядите."

Не хотел я, чтобы они думали, что я с их дочерью на пробу живу. Рассказал все сам. Теща успокоилась, что детей незапланированных не будет (а то Лерочке рано еще), а тесть просто спросил: "Помощь нужна? Ну, там, деньги..." Слава Богу, что тогда предложенным спонсорством не воспользовался.

Прожили мы с Лерой после официальной свадьбы (дворец, машина, ленты, гости, коллекционное платье и т.д.) полтора года. А виноваты во всем оказались мои операции. Да-да! Но не то, что вы думаете. А просто, когда я лег на фаллопластику на полтора месяца в больницу, не было у меня возможности Лерочку пасти. Не вышло из меня хорошей няньки. Теща мне говорила: "И как ты ее полтора года вытерпел? Другой бы на твоем месте давно послал." Но я думаю, она к своей дочке несправедлива. Та ведь просто подросток еще. Да еще, как выяснилось позже, не совсем здоровая. (Между прочим, в то время, как мы с Лерочкой жили, Настя объявилась. Мол, передумала, и хочет с ребенком ко мне вернуться. Честно говоря, я бы тогда не отказался. Но не бросать же Леру из-за этого?). Да, Лера не совсем представляла себе, что такое семейная жизнь. А кто из вас, положа руку на сердце, в 16 лет это представляет? Да, через год мне надоело играть роль принца на белом коне.

Дорогие девушки, не обманывайтесь! Слишком хорошо мы знаем, о чем вы мечтаете, как представляете себе в детстве героя из волшебной сказки, чего тщетно ожидаете от натуралов. Наше понимание вашей души, угадывание тайных желаний - не признак неземной любви, творящей чудеса, а всего лишь колоссальный опыт. Ведь это мы были в детстве и юности теми лучшими подругами, которым ваши сверстницы поверяли свои девичьи тайны. Ну а какой транс хоть чуть-чуть не психолог? Покажите мне такого! А теперь главное: зачем нам это надо? Не возьму на себя смелость говорить от лица всех трансов, отвечу только за себя и несколько своих знакомых, с которыми довелось обсуждать эту тему. Так вот, оказалось, что если натурал испытывает удовлетворение от простого обладания женщиной, то для нас полное удовлетворение возможно лишь в том случае, если женщина не только всецело принадлежит нам душой и телом, но при этом чувствует себя на седьмом небе от счастья. Иначе никак. Заманчиво, да? Но не пытайтесь этим воспользоваться. Транса не обманешь. Если ваша радость не настоящая, имитация оргазма не поможет.

Впрочем, я уклоняюсь от сюжетной линии. Почему я расстался с Лерочкой? Сейчас понимаю, что если бы действительно любил ее, то ни ее подростковые шалости, ни болезнь не помешали бы бороться за свое счастье. Тем более, что проблемы были не такие уж серьезные. Когда я объявил о разводе, друзья крутили пальцем у виска: "Жена-красавица души в тебе не чает, теща с тестем вокруг прыгают, квартира, дача, две машины! Чего тебе, царская твоя морда, еще не хватает?!" Я вспоминал, как мы лежали с Лерочкой по воскресеньям на диване перед видиком. Рядом - столик на колесах с приготовленными тещей кулинарными чудесами (сбылась мечта идиота!) Вспоминал Лерочкины раскаяния после очередных выходок: "Лучше побей меня, только не выгоняй!" Хотелось любви на равных. Хотя... разве я ее любил? Друзья-натуралы удивлялись: "Чего ты хочешь? Какой такой любви? Все так живут! Тебе еще повезло, что ты для нее царь и бог!"

Ну как объяснить, что если бы меня устраивал такой вариант, я не стал бы жениться, а завел бы собаку? Пускай все так живут. Я - не все. Страшно быть рабом. Особенно рабом собственных ложных устремлений и предрассудков. Кто-то из великих сказал: "Каждый человек получает в жизни то, чего хотел, но не каждый при этом бывает счастлив." Хотелось спросить: "Где у вас тут пропасть для свободных людей?"

Лера шла в загс, как на заклание. Она надела мое любимое платье, а после развода сказала: "Я до последнего надеялась, что ты передумаешь." Господи, а ведь кто-то мог бы ее оценить по достоинству. Именно такую, какая есть. Кем я себя возомнил, графом Калиостро? Формулу любви изобрел? И нельзя ничего исправить, и на моей совести искалеченная юная жизнь. Я только претворялся королем эльфов, она же была настоящей Дюймовочкой...

Позже я узнал от ее матери, с которой до сих пор в хороших отношениях, что Дюймовочка вышла замуж за крота в бархатной шубе и, кажется, не жалуется. Ведет жизнь добропорядочной жены и хозяйки. Вот только детей, к сожалению, иметь ей не разрешили (следствие перенесенного заболевания).

Ну, думаю, все. Хватит романтических историй. Найду себе жену, пусть не красавицу, пусть не декабристку, но трезво смотрящую на жизнь. Таких появилось много. Особенно матерей-одиночек. Это хорошо, ребенок нужен. Но, только... милые дамы, зачем же так? Не надо строить глазки и показывать ножки. Что, статус мой повысился? В натуралы перевели? Или вы думаете, что если мне что-то отрезали, что-то пришили, то и мозги вставили кобелиные? Да неужто вы всех мужиков за таких скотов держите! А ведь многие этим пользуются. Короткие романы. С одной, с другой... Была любовь и прошла... Может, и мне попробовать? Что-то же находят в такой практике привлекательного?

Попробовал. Достаточно тоскливо, но ничего, привыкаешь. До тех пор ничего, пока не нарвался на полные мольбы и последней надежды глаза: "Если и ты меня обманешь, я перестану верить людям." Что делать? Сказать: "Я не обману, мы поженимся и будем жить долго и счастливо"? Несколько лет назад я бы так и поступил. Очень уж любил быть добрым волшебником. Но все, хватит. Жалость унижает человека, особенно, женщину. А союз, где один считает, что он осчастливил другого, обречен на провал. Я сказал: "Прости, ты ошиблась. А в людей верить надо. Несколько негодяев не показатель." Она не плакала, не упрекала, не обвиняла. Достойно выдержала удар и молча ушла. Мы больше не встречались. Я себе так и не простил той ночи. Мог бы сразу догадаться, что такие девушки, как она, с первым встречным в постель не ложатся. А раз уж легла, значит здесь нечто большее, чем простой поиск приключений. Все, теперь буду трахаться только с циничными стервами или проститутками! По крайней мере, нет опасности в душу плюнуть!


И вот, последний этап операций. Через две недели выписываюсь на все четыре стороны. Больничный коридор. А вот и она. Рекламный вариант. Ноги от ушей, фигура из шейпинг-класса, голливудская улыбка и боевая раскраска а-ля интердевочка. Сидит, книжку читает. Заглядываю через плечо. Ого! У этой куклы что-то есть в голове!
- Привет - присаживаюсь на подлокотник.
- Привет. Осторожнее, не сломай кресло.
- Вряд ли.

Вздыхает, закатывает глаза. Я ей помешал. Взгляд гордый, презрительный. На лбу написано, что знает себе цену, и цена эта высока. Терпеть не могу таких штучек: они всегда точно знают, на сколько минут опоздать на свидание, какая ваза в доме наиболее ценна, чтобы запустить ее в стену, и сколько времени нужно ломаться после одного бокала шампанского. Ну, что ж, достойная мне пара. Главное, трагедий не будет!

Итак, сначала в койку, потом знакомиться.
- На лестнице неудобно, пошли в палату.
- А люди не против?
- Нет, ко всем ходят...

Да, эту ничем не смутишь. Мне дали ключи от зала.
- Здесь можно курить?
- Мы окно откроем.
- Холодно, давай, ляжем под батарею.

Интересно, зачем она со мной? Я ей даже ничего не подарил еще. Благотворительностью, что ли, занимается?
- Мне тут надо кое-что сделать. Сегодня не встретимся.
- Давай, я тебе помогу.

Сидит, раскрашивает:
- Я не испортила?
- Нет, классно, у тебя способности.

Досадливо морщится:
- Зачем это? Я же знаю, что не умею рисовать. И вот: завтра меня выписывают.
- Проводить?
- Нет, за мной приедут на машине.

Вот и все. Давно пора. Но что же со мной происходит? Нет, понятно, кажется. Но, Господи, что я в ней нашел?! Как выяснилось позже, мою вторую половину в тот момент посетила точно такая же мысль.

- Я приду в субботу. Раньше никак.

Я киваю и думаю: "Не придет. Больничный роман закончился."

Потом разговариваю с ее подругами. Веду себя, как мальчишка. Ничего напрямую не спрашиваю, но стараюсь уловить малейшую информацию о ней, делая вид, что мне это безразлично. Суббота. Никого нет.
- А твоя когда придет?
- А почему вы решили, что она придет?

Ребята поглядывают сочувственно и пытаются обнадежить: ну, может, придет еще.

С какой стати? Не придет моя... ну, скажем, Вика. У меня есть телефон. Сам думаю: надо позвонить, вдруг что случилось? Может, человек не может сообщить и переживает, ну, конечно, не из-за того, что меня не увидит, а что обещание нарушать приходится...
- Брось ты! - Все тут же дискуссию устраивают - Не звони! Не унижайся!
- Нет, мужчина должен первым звонить. Она ждет, что ты о ней вспомнишь.
- Да не придет она, у нее здесь в каждой палате по любовнику было.

Звоню. На том конце провода радостное: "ТЫ?! Я, правда, не могу придти! Честное слово! Я болею, это инфекционное, вся рожа обсыпана, меня в больницу просто близко не пустят! Но как только, так сразу!" Приходит через неделю. Приходит каждый день. Жратву таскает. Наши прозвали "спонсорша".
- Правда, что у тебя есть маленькая дочка?
- Правда.
- Ты бы лучше ей эти фрукты отнесла.
- У нее есть.
- Значит, ты замужем?
- Не совсем... Так, живу с одним человеком.

Мы продолжаем встречаться и когда меня выписывают. Созваниваемся каждый день. Чем-то это должно закончиться.
- Мы со своим поругались. Я ему сказала, что встречаюсь с тобой.
- Зачем?
- Не люблю никого обманывать.
- Тогда давай расстанемся. Не хочу осложнять тебе жизнь.
- Мою жизнь уже ничем не осложнишь, - усмехается. - Ничего, он у меня будет делать все, что я скажу. Мы когда встретились, сразу договорились, что у нас будут свободные отношения.

Вот так. Наверное, у нас теперь тоже будут свободные отношения. Как бы научиться? И через несколько дней:
- Я уезжаю.
- Куда?
- На родину.
- Почему?
- А, пошел он...
- Когда едешь?
- Завтра.

Я не знаю, что это было, но понял одно: оно было н а с т о я щ е е. Звоню вечером:
- Не надо никуда уезжать. Бери ребенка и необходимые вещи, приезжай ко мне. Я взял на прокат детскую кроватку, потом что надо докупим. Я тебя буду ждать около метро.
- А ты хорошо подумал?
- То есть?
- Ну... у меня ужасный характер. Ты можешь еще встретить хорошенькую маленькую девочку, которую полюбишь...
- Это ты МНЕ говоришь?
- И вообще, так вот сразу взять и приехать?
- А чего ждать-то? Второго пришествия?

И верно, чего ждать. Прошел год. Это было время рождения двух людей. Сопровождаемое муками и схватками, болью и трудом.

- Что тебе не так?
- Я надену вот это платье, оно лучше играет на твой имидж.
- Почему ты думаешь, что мне это нужно?
- А разве ты ведешь меня к друзьям не для того, чтобы показать?

- Ты пойдешь на собрание нашей организации?
- В качестве кого?
- В качестве моей жены.
- А ты думаешь, я достаточно кинематографична?

- Во дворце расписаться не получится, только в загсе.
- У нас с тобой обоих второй брак. Надеюсь, белое платье надевать меня не заставишь? Оцени, я сама кольца купила.
- Черные? Нормально.

- Ты говорил, у твоей жены была талия 50 сантиметров. Посмотри, у меня уже тоже.
- Да? Ну и что?
- Тебе же это нравится.
- С чего ты взяла?
- А что тебе тогда надо?

Я чувствовал, что мне постоянно подыгрывают. Вика играет роль МОЕЙ ЖЕНЫ, как ее себе представляет. Где же оно, то настоящее, что я увидел? Как его вытащить?

- Послушай, мне от тебя ни хрена не надо, а вот что надо ТЕБЕ?
-... Меня никто еще об этом не спрашивал.

(прим.: очень вовремя в нашей жизни появился Сталкер. Если бы не он... а кризис был не слабый)

(прим. Сталкера: Ах, каким собственным моим героизмом повеяло от Чукчиного примечания, и я на секунду возгордился!... И хоть это не с моих правилах - вмешиваться в авторский текст, но исторической справедливости ради обязан уточнить: не являлся я в Чукчину ярангу спасителем на белом коне, то есть я, конечно, явился, но в таком виде, что Чукче пришлось спасать меня. С истинно чукотским простодушием он подключил к этому интересному делу все свое семейство... И сие благородное занятие несколько отвлекло ребят от собственных проблем, давши время разобраться в себе и друг в друге.)

Когда все перипетии были позади, Вика, вернее, Виктор, говорил, что собирался поначалу просто сбежать, не сказав мне ничего:
- Но потом я подумал, что ты имеешь право знать правду, чем бы она для меня не обернулась. Я был уверен, что потеряю тебя. Не для того же ты, в самом деле, делал операции и через все это проходил, чтобы жить с мужиком!
- И ты мог вот так слинять, и все?
- Мне всегда говорили: кому она на хрен нужна, твоя правда? И вот... Что теперь делать-то?
- Как что? Обследование проходить, на операцию ложиться.
- Тебе-то это зачем все надо?
- Затем, что это надо тебе.
- Но ведь ты любил ТУ ДЕВОЧКУ, тот прекрасный образ...
- Знаешь, я давно не влюбляюсь в прекрасные образы, к тому же, не нахожу ничего прекрасного в том, что человек над собой издевается.
- И как мы теперь? Тебе, наверное, все-таки, нужна женщина.
- А тебе? Разве, нет?
- А как это воспримет ребенок? А как на это посмотрят твои родственники? Может, меня больше не показывать твоей маме? Сказать, мол, Вика уехала?
- Что за дичь! Представляю, про меня бы кто такое сказал!

В общем, вопросы, конечно, обсуждения требовали. Обсуждали. Операцию делали. Впервые услышал так знакомые вам, любезные декабристки, слова: "Почему ты с ним живешь? Я этого не понимаю. Ну ладно, он все же замужем был, ребенок есть, но у тебя ж всегда только женщины были, на тебя-то что нашло?" Услышал я их от трансов.

Ему тоже досталось: "А что, нельзя было жить так? Ну и что, что неправда, ты же его любишь, ну и потерпел бы. Зато была бы у вас приличная семья."

А вот и его и мои друзья-натуралы, представьте, все поняли. Трансы? Да еще голубые? Ну, что ж, всякое бывает. Нашим отношениям это не помешало. Так что теперь друзей стало в два раза больше. Если и потеряли кого на этой теме, то двух-трех человек трансов, сильно обеспокоенных своей безупречной репутацией. А что касается собственно нас... Верите ли, ни разу друг другу не изменили! Я даже с Констанцией своего детства оттягиваться перестал. Мы с ней друзьями остались. Оба.

Пока суть да дело, дочка выросла. Мол, кончайте, папаши, дурью маяться, все нормально. 12 лет девке! Держи ухо востро!
- Не связывайся, дочура, с трансами! Выходи за натурала, сама детей рожай!
- Ага, хорошо. За натурала пойду, но только... за такого, как ты, папа.
- Ну ты, мать, загнула... какой же я натурал? А о чем тебя, кстати, корреспондент спрашивал?
- Да опять глупости всякие - кривится - Мол, как относишься к папам, что в школе говорят, да тыры-пыры... В школе это никому давно уже неинтересно.
- А кому интересно?
- Да кому-кому... журналистам только и интересно. А у нормальных людей и без этого интересов хватает.
- Ага, а нас достали, что не лучше ли тебе вообще было ничего не говорить.
- Что ж я, идиотка, что ли?
- А что б поменьше глупостей спрашивали, взяла бы сама, да написала, что считаешь нужным.
- Куда?
- Да хоть для сайта напиши.
- Напишу, напишу...

Рано или поздно напишет, конечно (Улита едет, когда-то будет). А пока... Эй, кто-нибудь! Напишите свою правдивую историю с хэппи-эндом, но только традиционную, про транса и девушку, ладно? Я сам несколько таких счастливых пар знаю. Что же вы молчите, редиски?



Написать Чукче




Как ты живешь, брат? Напиши: stalker_editor@hotmail.com


© FtM ПЕРЕХОД 2003
Все права защищены!
Перепечатка и использование материалов без специального разрешения запрещены!


Сайт участвует
в рейтинге transsexuals.ru